V-ая открытая  дистанционная конференция творческих и исследовательских работ обучающихся общеобразовательных учреждений

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №18

и

Муниципальное бюджетное образовательное учреждение

средняя общеобразовательная школа №32

«Ассоциированная школа ЮНЕСКО «Эврика – развитие»

г. Волжский Волгоградской области

Проект "Центр образовательных технологий"

Ресурсный центр "ИКТ в образовательном процессе"

Школа №32 "Эврика-развитие" г. Волжского

Наджафова Диана, 2012

 

http://distkonf2012.unoforum.ru/

Прототип памятника и песни

«Пока его руки смогут держать оружие, розы никогда больше не будут обрызганы кровью»

Но кто же был запечатлен в памятники? Образ кого пытались создать в этой композиции?

Как такового прототипа у пловдивской скульптуры советскому воину нет. Таковым по традиции называют разведчика Алексея Ивановича Скурлатова. Но в памятнике от него только имя, хотя в разных источниках публикуются рассказы о том, как его болгарский друг Методи Витанов передал фотографию Алексея (по другой версии – карандашный рисунок) скульптору Василу Родославову и тот создавал скульптуру основываясь на этом изображении. Кроме того, тот же Методи, якобы при закладке памятника вывел на одном из камней имя «Алёша» (есть версия, что Методи принимал участие в строительстве мемориала и с его легкой руки каменного солдата стали называть Алёшой).

Большую путаницу в эту историю привносят различные публикации на эту тему и «интервью» со Скурлатовым. То пишут, что памятник начали возводить еще тогда, когда А.Скурлатов находился в Пловдиве, хотя не понятно, что делал разведчик-связист в Болгарии с сентября 1944 года до июня 1950 года? То, оказывается, что автором названия памятника является болгарская любовница разведчика Илонка, которая уговорила своего «мужа-старика» Васила Родославова, что бы тот назвал свою работу «Алёша».

Говорят, что тождество Алексея Скурлатова с «Алёшой» в 1981 году установили уральские следопыты, которые откликнулись на письма болгарина Методи Витанова, которые были опубликованы в журнале «Огонек»…

Примечательно, что коренной пловдивчанин Николай Бузин писал в своей статье о памятнике: «Совершенно неожиданно для авторов памятника и для пловдивчан в общественном пространстве зазвучало имя «Алеша»! Именно такое, звонкое и в то же время нежное имя получил неизвестный русский парень в каменной гимнастерке, накинув плащ на могучие плечи и устремив добрый взгляд в синюю даль. Кто и когда стал его “крестным” - так и не удалось установить за все эти десятилетия…». Как видим, жители Пловдива вообще не в курсе ни о Методи Витанове, ни о Алексее Скурлатове. Сравним с одной из российских публикаций о Скурлатове: «В общем, 11-метровая статуя оказалась похожа на Алексея Ивановича так сильно, что его болгарский друг Методи Витанов однажды написал на постаменте: «Альоша». Написано было мелом, а из души не стерлось — с тех пор каменного воина никто иначе не зовет. И эту историю в Болгарии знает каждый.

Hosted by uCoz